Статьи

Ни дня не проходит без новостей из криптомира. И Украина не исключение. То Национальный банк Украины (НБУ) не признает биткоин валютой (но и не считает его майнинг (изготовление криптовалют) нарушением законодательства), то Совет финансовой стабильности выступит за урегулирование статуса криптовалют в нашем государстве, то юридические фирмы заявят о приеме оплаты услуг в биткоинах. И даже не будем вспоминать о случаях «разоблачения» правоохранителями биткоин-ферм и появлении в разных областях Украины обменников и криптоматов.
Давайте взглянем на криптоиндустрию под несколько другим углом и попытаемся найти ответ на вопрос: на чем же зарабатывают криптоюристы?

Крипторабота юриста
Какую роль играет юрист при выводе проекта/сервиса/продукта на ІСО? И на чем именно юристы зарабатывают в этом процессе? Эти вопросы мы также адресовали комментаторам. Евгений Рябов говорит, что роль юриста состоит в выявлении юридических рисков и их устранении (или хотя бы минимизации). «При выводе проекта на ICO юрист прежде всего должен учесть соответствие реального положения вещей тому, что прописано в документах проекта (white paper и т.д.). Также нужно установить соответствие того, что написано в документах, тому, что прописано в программном коде, ведь позиция code is law также имеет немало сторонников. Следует обратить внимание на юридические риски (уголовно-правовые, налоговые, административно-правовые) в стране проживания основателей проекта, потому что именно эти риски в первую очередь коснутся их в силу территориальной привязки, и на юридические риски в иных юрисдикциях», — разъясняет г-н Рябов.
По словам Евгения Рябова, юристы зарабатывают на консультировании основателей проектов относительно юридических рисков, объясняют, что нужно изменить в проекте, чтобы эти риски устранить или минимизировать; зарабатывают на оказании помощи в составлении документов проекта (white paper и т.д.) или их проверках на предмет наличия юридических рисков (по результатам проверки составляется справка, содержащая рекомендации о необходимых изменениях текста документа).

Артем Афян говорит, что они зарабатывают на так называемом Talking Legal Design — это структурирование обязательств в рамках токена и формирование юридической структуры ICO. «Пока что функция юриста — указать на красные линии, за которые нельзя выходить проектам», — уточняет он.
Назар Полывка уточняет, что роль юриста при ІСО сводится к правильному выбору юрисдикции компании, от чьего имени будет проводиться ICO, а также к разработке пакета документов, на основании которого проводится ICO. При выводе проекта на ICO юрист решает такие вопросы: подпадает ли токен под определение ценной бумаги, как будут облагаться налогами собранные в ходе ICO средства, а также вопросы соблюдения в ходе ICO законодательства об избежании отмывания денежных средств (AML). Юристы здесь зарабатывают, как правило, на комплексном сопровождении ICO», — акцентирует внимание комментатор.

В свою очередь Никита Полатайко подчеркивает, что ICO — явление международное, и финансирование обычно привлекается из самых разных уголков мира, а компании, которые проводят ICO, могут выбирать себе юрисдикцию покомфортнее, поэтому при сопровождении ICO практически нет вопросов украинского права.


«Основные средства собирают в Европе, Северной Америке и Китае, потому важно не нарушить законодательство соответствующих стран, — предостерегает координатор ІТ-практики Sayenko Kharenko. — Национальные регуляторы, включая США и Китай, уже однозначно подтвердили, что выпуск токенов может подлежать регулированию в их странах. Например, отдельные нормы законодательства США распространяются на выпуск и предложение резидентам США финансовых инструментов, даже если это происходит вне территории США и в виде токенов. Безусловно, возникают налоговые вопросы и в других государствах, о системе налогообложения которых вряд ли можно полноценно судить, будучи украинским юристом, как и о правильности применения Howey Test к тому или иному токену».
«Юрист, который сопровождает ICO, просматривая документы лишь на предмет здравого смысла, и выстраивает международную корпоративную структуру, не привлекая юристов в других юрисдикциях, создает видимость юридической безопасности проекта, что, на мой взгляд, является медвежьей услугой», — считает Никита Полатайко.

Спрос вызывает рост
Также мы спросили юристов, согласны ли они с утверждением, что пока в криптосфере игроков (клиентов) намного больше, чем юристов, способных предоставить им качественную консультацию?


Евгений Рябов не согласен с такой позицией. «Юристов, способных качественно проконсультировать, достаточно, — считает он. — Вопрос в том, что понимается под качественным консультированием. Что касается крипторынка, то сейчас ответы юриста на одни и те же вопросы клиентов могут меняться чуть ли не каждый месяц, а то и каждую неделю — изменений слишком много, и происходят они часто. Чтобы дать действительно качественную консультацию, которая будет иметь ценность на протяжении более или менее долгого периода времени, юрист должен заглянуть в будущее хотя бы на полгода вперед. Ну а, как вы понимаете, экспертов по будущему не существует. Экспертов по прошлому и настоящему не так много, а тут о будущем просят говорить... Поэтому юристы дают консультации, актуальные «здесь и сейчас», но положение вещей может измениться сразу после окончания встречи юриста и клиента. И как оценить в таком случае, качественная консультация или некачественная. Любой ответ здесь будет спорный. Но специалистов, способных закрыть стандартные запросы клиентов, достаточно, просто надо знать, к кому обращаться. Если даже юристы не знают друг друга хорошо, что тогда говорить о клиентах юридического рынка».


А вот Назар Полывка наше утверждение подтвердил: «Юристов, которые глубоко понимаю криптобизнес, действительно пока мало. Связано это с тем, что долгое время многие юристы не считали этот рынок серьезным бизнесом. Он всегда был в тени, и никто не понимал его настоящего объема и потенциала. ICO сделало его публичным, и все вдруг поняли — тут есть деньги. Так что теперь неожиданно для себя мы стали конкурировать с топовыми национальными и международными юридическими компаниями».
Артем Афян полагает, что количество фирм, которые станут участниками рынка криптовалют, будет увеличиваться, и очень существенно. «При этом в крипте уже явственно видна потребность в налоговых юристах, корпоративщиках. Ну и уголовная практика потирает руки, ожидая волны клиентов от проектов так называемого скама», — прогнозирует комментатор.
Юристы в криптоэкономике однозначно будут, убежден г-н Афян, но эта практика не станет классической. «Здесь, скорее всего, не будет места для почасовки. Очень многие услуги автоматизированы и стандартизированы. Здесь уже потребуется так называемый Legal Engineering. Это нечто большее, чем просто юриспруденция. Мы сейчас активно развиваемся в этом направлении и обучаем своих юристов, в том числе и работе по смарт-контрактам. Рынок криптовалюты — новейшая и многообещающая практика, и мы уже ждем соответствующих рейтингов», — резюмирует управляющий партнер Juscutum.
Г-н Рябов также прогнозирует рост количества юрфирм, специализирующихся на крипторынке, в ближайшем будущем: «Криптоинструменты открывают гигантские возможности для бизнеса, поэтому многие будут ими пользоваться. И это повысит спрос на юридическое сопровождение проектов в этой сфере. Рост спроса вызовет рост предложения».


«Сейчас ICO — это тренд, точнее хайп, — делится мнением г-н Полатайко. — Привлечь таким образом капитал хотят тысячи, если не миллионы, предпринимателей и мошенников по всему миру, в том числе и в нашем государстве. Так как на золотой лихорадке хорошо заработали те, кто продавал кирки и лопаты, многие юристы хотят быть причастными к миллионным сборам ICO». По словам комментатора, проблема в том, что нужны специалисты по праву иностранных государств, особенно по рынкам капитала. «ICO — это привлечение финансирования, что и определяет характер помощи, которая необходима от юридического советника. Разница лишь в том, что для привлечения финансирования используются технологии, ведь когда акции стали бездокументарными, они не перестали быть акциями, а регулирование практически не изменилось», — напоминает Никита Полатайко.

Оставьте свой E-mail чтобы получать свежие новости и актуальные предложения.
Есть вопросы?
Мы на связи и всегда готовы помочь решить Вашу проблему не словом, а делом!
Получить консультацию
Почему Адвокатское бюро "Герман и Партнеры"?

Мы всегда стоим на страже Ваших интересов и готовы защитить от случая

Профессионализм
8 лет практики
300 выигранных дел
Надежность
Конфиденциальность, персонализированный договор
Оперативность
Время – деньги,
100 % соблюдение сроков
Честность
Прозрачные условия,
аргументированные цены
Обратный звонок
Ваше имя:
Ваш телефон:
Ваши данные в сохранности и будут использованы только для оперативной связи с Вами!
×
Оформить заявку
Ваше имя:
Ваш E-Mail:
Ваш телефон:
Ваши данные в сохранности и будут использованы только для оперативной связи с Вами!
×
Заявка на консультацию
Ваше имя:
Ваш телефон:
Ваше сообщение:
Ваши данные в сохранности и будут использованы только для оперативной связи с Вами!
×
Оставить отзыв
Ваше имя:
Ваш E-Mail: (не публикуется на сайте)
Ваш отзыв:
Ваши данные в сохранности и будут использованы только для оперативной связи с Вами!
×