Статьи

Легко узнаваемый псевдоним

В июне 2003 года на канале LNK вышел анонс документального фильма «Srovės»(«Ток»). Зрителям обещали раскрыть секреты нового религиозного центра медитации «Ojas» («Вы молитесь») — филиала религиозной организации Ошо. В качестве наглядного примера, приводилась история некой Виолетты, которая попала в психиатрическую больницу после того, как начала посещать центр.

В самой программе своими мнениями делились врачи Вильнюсской психиатрической больницы, где в этот момент находилась Виолетта. Так, заведующий отделением Д.Ш. отметил, что его пациентка вряд ли стала бы принимать участие в оргиях, которые, по словам журналиста, якобы практиковались в центре. Мол, у нее высокие моральные принципы и она несколько лет училась в США, где получила степень магистра права.

А вот мать и 17-летняя сестра, приехавшие на программу из Шауляя, внезапный нервный срыв Виолетты связывали именно с влиянием центра. И, по словам журналиста, именно после двух месяцев медитирования она была помещена в психиатрическую больницу. В свою очередь, лидер ЦМ в Вильнюсе заявил в ходе передачи, что мать терроризировала свою дочь за посещения центра.

Доктор Д. Ш не исключил, что люди, относящиеся к сектам, становятся замкнутыми, стараясь срывать факт посещения подобных организаций. А журналист, подытоживая программу, отметил, что случай с Виолеттой «заставляет задуматься о том, как практика Центра медитации может повлиять на тех, кто постоянно стремится освободить свою душу».

Хотя в ходе передачи фамилия пациентки не называлась, ее мать и сестру показали в кадре под их настоящими именами. Да и не так уж много, пожалуй, в Литве юристов, отучившихся в США, занимающих высокие должности на государственной службе и страдающих психическими расстройствами. Все это позволяло довольно точно идентифицировать «Виолетту».

Чрезмерная забота

Спустя 2 месяца Неринга Мокуте (а именно так звали «Виолетту») опубликовала на сайте центра открытое письмо. Она обвинила журналистов в искажении ее истории и отрицала какую-либо связь между нервным срывом и медитацией.

Дело в том, что девушка находилась под наблюдением психиатра с 19 лет. Тогда врачи нашли у нее острое параноидальное расстройство. И опять же родители, которые ее привезли в больницу, связывали это с посещениями дочерью секты.

Спустя 2 года ей установили диагноз «паранойя». При этом отмечалось улучшение, которое врачи связывали с пребыванием в другом религиозном сообществе. В то же время псхиатры отметили, что у девушки наблюдался внутренний конфликт — она была недовольна гиперзаботой со стороны матери.

Наконец, летом 1996-го после прохождения курса лечения ей поставили диагноз «умеренно тяжелая эндогенная депрессия». И как только психическое состояние улучшилось, Неринга отказалась от дальнейшего лечения и была выписана из клиники.

Параллельно она получила диплом юриста, а в 1997 году выиграла конкурс на учебу в аспирантуре США, где проучилась 2 года. Но, увы, за «белой» полосой, опять наступила «черная»…

В мае 2002-го у отца диагностировали рак. Девушка настолько болезненно отреагировала на эту новость, что плохо спала и в конце-концов попала в автомобильную аварию. Каких-то существенных повреждений она не получила, но мать все же отвезла дочь в частную клинику, где такое состояние описали как посттравматический стресс.

Это не помешало Н.Мокуте устроиться юристом в министерство экономики. Но вскоре произошел инцидент с руководством, после которого она убежала с работы, заперлась в квартире и, выйдя на балкон, полностью разделась и стала что-то кричать.

Разумеется, родственники вызвали скорую и девушку поместили в Вильнююскую психиатрическую больницу, где ее продержали 52 дня под круглосуточным контролем со стороны медперсонала.

В это время и вышел документальный фильм «Ток»…

Принудительная госпитализация

Оправившись после стресса, юрист взялась отстаивать свои права в национальных судах. В Вильнюсском областном суде ей удалось добиться компенсации морального вреда в размере 110 тыс. литов (около 32 тыс. евро) за разглашение больницей конфиденциальной информации.

Но апелляционная инстанция иначе отнеслась к объяснениям врачей и показаниям родственников Н.Мокуте, которые, как оказалось, и были инициаторами съемки фильма. Упоминание доктора Д.Ш. об обучении пациентки в США суд счел недостаточным для идентификации. А раз так, то, ссылаясь на практику Верховного суда, суд посчитал что конфиденциальность не была нарушена. А предоставление врачами информации близким родственникам о здоровье пациента не может считаться нарушением права на неприкосновенность частной жизни.

Также судьи не согласились отождествить медитацию и религию. Тем более что на момент посещения центра он не был зарегистрирован как религиозная организация. Поэтому в этой части

Тем не менее, решение суда первой инстанции оставили в силе, расценив ее содержание в больнице после оказания первичной помощи как лишение свободы. Поскольку по закону поместить пациента в клинику и лечить без его согласия можно не более чем в течение 48 часов. Затем необходимо получить судебное решение о принудительной госпитализации.

Но, с учетом отклоненных претензий, сумма ущерба была уменьшена более чем в 5 раз. Причем Н.Мокуте должна была возместить больнице часть расходов на правовую помощь (более 900 евро).

В 2009 году ВС Литвы не нашел оснований для пересмотра дела и юрист обратилась с жалобой в ЕСПЧ.

И матери — ни слова!

В решении от 27.02.2018 по делу «Mockutė v. Lithuania» Суд проанализировал не только соблюдение государственной клиникой ст.8 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод, но и ст.9 («право на свободу мысли, совести и религии»).

Прежде всего в решении отмечено, что Н.Мокуте не давала свое согласие ни доктору Д.Ш., ни клинике на обсуждение ее здоровья, сексуальной жизни или убеждений как с журналистами, так и с матерью. И Суд не нашел каких-либо юридических оснований, оправдывающих обнародование таких сведений — будь то в соответствии с литовским законодательством или §2 ст.8 конвенции. Более того, как внутреннее, так и международное регулирование прямо запрещают раскрытие такой информации до такой степени, что это даже является уголовным преступлением. Это означает, что произошло вмешательство в ее право на неприкосновенность частной жизни.

Аналогичным образом Суд расценил и передачу врачами информации матери девушки. Особенно — с учетом напряженных отношений между ними. Раскрыв информацию как журналистам, так и матери, больница, являясь государственным учреждением, не соблюла международные обязательства в части охраны здоровья и защиты персональных данных. Следовательно, имело место нарушение ст.8 конвенции.

Каждый верит во что хочет…

Значительная часть решения посвящена вмешательству в религиозные права заявительницы в контексте ее «уязвимости как психиатрического пациента». Данная статья конвенции не часто встречается в практике ЕСПЧ, поэтому судьи постарались максимально подробно объяснить свою позицию.

Суд напомнил, что «свобода мысли, совести и религии, закрепленная в ст. 9, является одной из основ «демократического общества». Эта свобода влечет за собой, в частности, свободу придерживаться или не придерживаться религиозных убеждений, а также практиковать или не исповедовать религию.

Также в решении отмечено, что «свобода проявлять свои религиозные убеждения включает также негативный аспект, а именно право не раскрывать свою веру или религиозные убеждения и не быть вынужденным принять позицию, из которой можно сделать вывод о том, имеют они или нет такие убеждения». И государство не может диктовать то, во что человек должен верить, или предпринимать принудительные меры, чтобы заставить его изменить свои убеждения.

Решающими для вывода о вмешательстве в право на свободу религии стали два факта. Во-первых, девушка незаконно содержалась в больнице более 50 дней, где ее ограничивали в возможности заниматься медитацией. Хотя, по словам Н.Мокуте, такие занятия шли ей на пользу, она чувствовала себя гораздо спокойнее и «просветленнее».

Кроме того, врачи по наущению матери, пытались «исправить» ее отношение к центру «Ojas» и убедить отказаться от своей религии. А именно такой вывод можно сделать из записей бесед врача и пациентки. И она была вынуждена подчиняться им, чтобы не получить диагноз, который сделал бы ее безработной.

Таким образом, было констатировано нарушение и ст.9 конвенции. Теперь Н.Мокуте обязаны выплатить еще 8000 евро за причиненный моральный ущерб и возместить 900 евро расходов на рассмотрение дела в Страсбурге. Впрочем, это в 4 раза меньше, чем в решении Вильнюского областного суда. И найдет ли юрист теперь работу после разглашения таких сведений — вопрос, наверное, риторический…

Оставьте свой E-mail чтобы получать свежие новости и актуальные предложения.
Есть вопросы?
Мы на связи и всегда готовы помочь решить Вашу проблему не словом, а делом!
Получить консультацию
Почему Адвокатское бюро "Герман и Партнеры"?

Мы всегда стоим на страже Ваших интересов и готовы защитить от случая

Профессионализм
8 лет практики
300 выигранных дел
Надежность
Конфиденциальность, персонализированный договор
Оперативность
Время – деньги,
100 % соблюдение сроков
Честность
Прозрачные условия,
аргументированные цены
Обратный звонок
Ваше имя:
Ваш телефон:
Ваши данные в сохранности и будут использованы только для оперативной связи с Вами!
×
Оформить заявку
Ваше имя:
Ваш E-Mail:
Ваш телефон:
Ваши данные в сохранности и будут использованы только для оперативной связи с Вами!
×
Заявка на консультацию
Ваше имя:
Ваш телефон:
Ваше сообщение:
Ваши данные в сохранности и будут использованы только для оперативной связи с Вами!
×
Оставить отзыв
Ваше имя:
Ваш E-Mail: (не публикуется на сайте)
Ваш отзыв:
Ваши данные в сохранности и будут использованы только для оперативной связи с Вами!
×